?

Log in

No account? Create an account

Вт, 27 мар, 2007, 03:24
Отзывы юных читателей на "Лиса Улисса"

Но сначала кое-какие пояснения.

Недавно закончился конкурс "Детское читательское жюри", который прокатился по нескольким регионам России. Юным читателям был предложен комплект из пятнадцати книг - по пять в каждой из трех возрастных групп ("Лис" - в старшей, для детей 13-15 лет). Книги отобраны группой экспертов, а всего в конкурсе приняли участие около двадцати пяти тысяч детей и подростков.

Честно скажу, когда я смотрел на список предложенных книг, я испытывал странное чувство. Как будто меня принимают за кого-то другого. Ощущал себя салагой среди "дедов". Я ведь прекрасно отдаю себе отчет в том, что для того, чтобы владеть языком, как эти авторы (а также, кстати, и как многие номинанты шорт-листа "Заветной мечты" прошлого сезона, кои, на мой взгляд, пишут лучше меня), мне еще учиться и учиться.

Но - судьба рассудила именно так. А ей виднее.

Как многие из вас знают, я писал "Лиса" не для детей. А, скажем так, для взрослых детей. Поэтому в книге присутствуют пассажи, на которые некоторые взрослые, памятуя о том, что книга вроде как детская, реагируют довольно хмуро, а то и гневно. Например, за "Коварных Самцов" и "некрофилов" я получаю тумаки постоянно. Но это другая тема, а отвлекаться я не хочу. Может, как-нибудь посвящу ей отдельный пост. Или не посвящу.

Итак, книга была отправлена на "Заветную мечту", а там решили, что ее можно счесть подростковой. Дальше вы знаете.

Мне же после победы было особенно интересно, как воспринимают книгу именно юные читатели. Поэтому к каждому отзыву от подростка или ребенка я отношусь очень внимательно и трепетно.

К сожалению, мне удалось обнаружить в сети только обрывочную информацию о том, как проходил конкурс "Детское читательское жюри", и, в основном, только по двум регионам: Чувашии и Архангельской области. Впрочем, грех жаловаться, ибо любая информация ценна. Скажем, я теперь знаю, что в Архангельской области "Лис" получил от читателей сплошные "отлично", а в рейтинге по Чувашии он находится где-то посередине списка.

В старшей подруппе (13-15 лет) победила книга шведской писательницы Аники Тор "Остров в море". И это тот самый случай, когда за чужую победу радуешься сильнее, чем за свою. И вот почему.

Из анонса на книгу "Остров в море":
Рассказ о событиях Второй мировой войны заставляет читателей задуматься над прошлым, настоящим и будущем.
Повесть "Остров в море", это больше чем история девочки из семьи австрийских евреев, которую приняла и спасла шведская семья, это взгляд на большой и поначалу чужой мир, куда попадает оторванный от семьи и родины ребенок. Штеффи многое непонятно в окружающих ее людям: они не так одеты, у них друга пища, они молятся в бога, в которого она не верит. Да и шведы, жители рыбацкой деревушки, не понимают дочку венского врача, не могут представить себе, какой опасности подвергаются ее родители.


Так вот, то, что российские подростки выдвигают на первое место серьезную книгу на подобную тему, я считаю очень и очень хорошим знаком.

Так что я всему рад и всем доволен. Но самое главное, мне удалось отыскать несколько отзывов от юных читателей! А это, как я уже отмечал выше, для меня очень важно и дорого.

Собственно, под катом они и есть.
Читать дальше...Свернуть )

Кому интересно: подробные итоги конкурса "Детское читательское жюри".

Ср, 28 июн, 2006, 11:17
Интервью в "Вестях"

Под катом - полный текст моего интервью из "Вестей" ("Окон") от 22/06/06

Читать дальше...Свернуть )

Вт, 10 янв, 2006, 13:50
И банки наши быстры

Я шел в банк вложить шекель. Перед входом в банк я остановился и вытащил шекель из кармана.
- Сейчас я вложу тебя на свой счет в банке, - зачем-то сообщил я ему.
Прохожие посмотрели на меня с подозрением. Они считали, что разговаривать с деньгами - это никуда не годится. А я считал, что позволять деньгам управлять нашими жизнями и при этом не пытаться с ними поговорить - это ханжество.
И вдруг шекель мне ответил:
- Пожалуйста, не вкладывай меня в банк.
Я растерялся. Когда человек говорит с деньгами - это еще ладно. А вот если деньги с ним говорят - это уже клиника.
- Я ничего не слышал, - попытался я убедить сам себя.
- Так я повторю, - сказал шекель. - Пожалуйста, не вкладывай меня в банк.
- Но почему? - удивился я.
- Разве ты не знаешь, что в банке мы становимся просто цифрами? Это все равно что умереть.
- Но... мне надо вложить тебя в банк! Так принято!
Шекель всхлипнул.
- Я так мало пожил. Так мало видел...
- Прости, - сказал я и сделал шаг к банку.
- Exegi monumentum, - сказал шекель.
Я остановился.
- Чего?
- Это по-латыни, - объяснил шекель. - Означает "так проходит мирская слава".
- Ничего подобного! Это вовсе не это означает!
- Не сердись. Неужели в последние минуты моего бренного существования ты будешь требовать от меня идеального знания языков?
- Я ничего от тебя не требую! - возмутился я. - Я просто хочу вложить тебя в банк.
- И никто не вспомнит обо мне. Никто слезу не пустит... - минорно всхлипнул шекель.
Я сжал его в кулаке и решительно переступил порог банка. Подошел к окошку и сказал служащей:
- Я хочу вложить на свой счет шекель.
- Пожалуйста, - ответила служащая. - Давайте его сюда. - Она взяла в руку молоток.
- Зачем вам молоток? - напрягся я.
- Как зачем? Чтобы оглаушить ваш шекель. А то начнет ныть, канючить, на латыни балякать. А так я его стукну и быстренько сделаю из него цифру.
- Цифру?
- Ну да. Запись в компьютере.
Только тут я услышал со всех сторон удары молотков и высокие вскрики умирающих шекелей. Да это не банк, а бойня какая-то!
- Но это же жестоко! - ужаснулся я.
Служащая посмотрела на меня с подозрением.
- А вам-то что? Вы случайно не из Общества Защиты Денег?
- Нет!
Я развернулся и твердым шагом, не оборачиваясь, покинул банк.
- Спасибо... - тихо сказал шекель.
Так мы с тех пор с ним и живем вдвоем.

Чт, 26 май, 2005, 11:24
О Юрмале, поездах и извращениях

Когда я был маленьким, то чуть ли не каждое лето отдыхал с родителями в Юрмале. С этим городом у меня связано очень много воспоминаний. Одно из них касается электричек. О них и расскажу.

Именно в Юрмале я близко познакомился с электричками. Кто там бывал, меня поймет. Электричка там - это не средство передвижения. Это центральная ось, хребет. А уже на нем навешано все остальное. Поездка на юрмальской электричке является самоценным действием. Ритуалом. А то, что при этом еще и можно куда-то доехать, так то приятное, но необязательное, дополнение.
При свершении обряда поездки, жрецами произносятся заклинания. Самих жрецов при этом не видно, голоса их доносятся сверху: "Станция Лиелупе. Следующая станция Булдури". Эти волшебные слова двигали поезд вперед. Моя юная душа проникалась волшебством и трепетала.

Иногда электричка пропускала какую-то станцию. Проносящаяся мимо платформа казалась покинутой. Становилось ясно - останавливаться здесь сейчас нельзя! А то произойдет страшное! О, электричка знала, что делала. Она спасала своих верных и доверчивых пассажиров, унося их от опасной и коварной станции.

Дома, когда никто не видел, я играл в поезд. Я забирался на диван и жреческим голосом произносил, чувствуя всю сладость слов: "Станция Лиелупе. Следующая станция Булдури". После этого я медленно заводил Песнь Поезда. Чучух-чучух чучух-чучух. Потом быстрее и быстрее. Возможно даже, что эти чучухи произносились ровно столько же времени, сколько поезд на самом деле идет между означенными станциями. Да, да, наверняка.

Иногда я тоже пропускал какую-то станцию. Сердце при этом ныло - станции было плохо, станция была больна, но я ничего не мог поделать. Я должен был спасать пассажиров. В этом заключался мой священный долг. Долг поезда.

А однажды летом я оказался не в Юрмале, а в Ленинграде. Не смейтесь, такое может случиться с каждым. Оказалось, что под Ленинградом тоже есть электричка! Я был потрясен. Откуда она здесь взялась?! А как же Юрмала?
Здесь все было очень похоже: и электричка, и природа вокруг. Но это было не то. Поезд под Питером нужен был лишь для того, чтобы куда-то доехать. Он вовсе не являлся центром мироздания. Это была мертвая электричка, и ей было наплевать на пассажиров. Она даже останавливалась на больных станциях.

А сами станции? Боже мой, что это? Станция "Солнечное". Что это за название для станции - Солнечное? Название должно быть непонятным и обязательно на латышском! Вот "Дубулты" - это правильное название. И "Яундубулты" - тоже.

Довелось мне прокатиться на электричке и в тогда еще родной Грузии. Даже описывать не стану. Места вокруг сказочные, но сам поезд... еще мертвее, чем под Ленинградом.

А потом я уехал из СССР, и жизнь предоставила мне возможность познакомиться с израильскими и европейскими элетричками. Люди, это такая пошлость! Как этот самолет на рельсах можно называть гордым словом "электричка"?! Комфорт? Да в депо такой комфорт! Бог мой, в них даже "чучух-чучух" почти не слышен! Попробуй поиграй в такое. Кому нужен поезд, в который нельзя поиграть? Священнодействие запихнули в консервную банку! Поезд, блин... Хоть бы название другое придумали... Например, "хернак". Херня на колесах.

Нет... Только в Юрмале была живая электричка. И только ее я вспоминаю с замиранием - правда, очень редко. Но иногда из глубин подсознания вдруг выплывает заклинание: "Дзинтари. Следующая станция Майори". Чучухххххх...........