Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Марио

Иллюстрации к "Лис Улисс и край света"

Художница fonarshik_liss нарисовала замечательные иллюстрации ко второй книге из трилогии про Лиса Улисса.

Например, вот такие:













Посмотреть все 11 иллюстраций, да еще и с цитатами

Рекомендую.
Брат Нимрод

(no subject)

Про South Park же и связанный с ним скандал скажу так. Пока есть еще на свете святые люди, готовые взвалить на свои плечи тяжелое бремя решать, кому что смотреть, можно спать спокойно - мораль в надежных руках. Мультики не пройдут!

В честь чего я нарушаю собственное правило "выставлять в ЖЖ только те отрывки из новой книги, которые не сильно повязаны сюжетом" и выставляю внеочередной фрагмент, буквально вырванный из ткани повествования. Ибо актуально.

Итак, отрывок из романа "Лис Улисс и связь времен: мистическая история".

Изображение вернулось в норму, и в передаче начался новый сюжет - на этот раз в гостях у Инги Сми оказались шимпанзе-верониканец Еремия и одетая во все черное рысь Жозефина Витраж в качестве председателя морально-нравственного общества "Духовный очернитель".
- Брат Еремия, и сразу вопрос... - начала ведущая, но верониканец строго ее перебил:
- Вопрос может быть только один - вы уже перешли в лоно верониканства?
- Конечно! - воскликнула лисица, [спойлер]. - Почти вся студия перешла в это лоно!
- Это правильно, - милостиво кивнул Еремия. - А то мало ли, приглашаете в передачу Его Бывшее Святейшество, этого еретика и заблудшего лгуна. Нехорошо.
- Сверхобезьянцы развращают народ! - энергично вступила в беседу Жозефина Витраж. - Да и вообще, все, кто не с нами, верониканцами, исполнены греха! И развращают наших детей! Взять, к примеру, музыку. Ведь ее слушает молодежь! Чему она учится? Вот, у нас тут с собой диск новоиспеченной группы "Сыщики и воры". Как вы думаете, какой тайный посыл скрыт в их песнях?
- Понятия не имею, - призналась Инга Сми.
- А вы поставьте, - мрачно предложил Еремия.
Collapse )

Предыдущий отрывок находится здесь: http://fred-adra.livejournal.com/133472.html
Марио

Иллюстрации

Как некоторые из вас знают, а некоторые сейчас узнают, "Заветная мечта" издает книги лауреатов премии огромными тиражами для детских библиотек. Книги будут иллюстрированы.

Над "Лисом Улиссом" работала художница Мария Кропотова, она же felyscatus. И я очень-очень-очень-очень доволен результатом. Иллюстрации Марии к Лису - это просто праздник какой-то! Кроме того, я признателен ей за сотрудничество - работать с ней было сплошное удовольствие. Надеюсь, не в последний раз. :)

По договоренности с ЗМ, пока книга не вышла, я могу выставить только три иллюстрации. Я поломал голову, помучался, и в итоге выбрал следующую тройку.

Превьюшки кликабельны и увеличабельны.

Совет в доме Улисса. Присутствуют: Улисс, Евгений, Константин, Берта и, далеко в уголочке, Марио.


Сыщики Проспер и Антуанетта во время расследования. В качестве интерьера - Жозефина Витраж.


Грустный Лис Улисс.
Марио

Некошерный мюзикл?

По Иерусалиму расклеены афиши концерта, посвященного Эндрю Ллойду Вебберу и его нетленкам. В верхней части афиши большущими буквами указаны некоторые произведения (следует полагать, самые знаковые?) - Фантом, Эвита, Кошки и мало кому известный Иосиф. А Суперзвездного Иисуса Христа нету.

Представьте себе афишу про Битлз без Сержанта или про Пинк Флойд без Темной Стороны Луны. Ну, вы поняли...
Марио

Слушай из жизни-2. Венера в мехах

Предыдущий пост об "экспертах-искусствоведах" всколыхнул мою память.

В середине 90-х, когда я учил искусствоведение в Еврейском Университете в Иерусалиме, со мной случился курс под названием "Изобразительное искусство в Вене конца 19-го века". Тема не плохая. Климт, Шилле... Правда, еще и Кокошка, а скучнее художника я не припомню. Но речь не о том. Вела курс профессор искусствоведения. Очень серьезная дама бальзаковского возраста без чувства юмора. Приверженица экстремального феминизма, какой уж тут юмор... Имени ее я не помню. Что хуже, не помнил и тогда. Что еще хуже, со свойственной мне манерой говорить раньше, чем думать, дал ей это понять, сказав как-то "Профессор... э-э-э... проситите, как вас по имени?" Она обиделась. Хотя сама тоже моего имени не помнила. Меня это, кстати, ни капельки не обидело. Ну, так на то я и не экстремальный феминист.

В общем, она обиделась, и моя проходная оценка за курс оказалась под угрозой. Усугубляло ситуацию и то, что я никогда не умел на скучных уроках притворяться внимательным и заинтересованным. Мое отношение к ее стилю преподавания было впечатано в выражение лица. А преподаватель из нее - как из меня хирург. Хороший по сути курс превратила во что-то совершенно несъедобное. Вот, например, делала доклад одна девушка. Тему придумала такую: влияние византийской церковной живописи на Климта. Доказательство наличия оного звучало так: "Это церковь Такая-то в Константинополе. Смотрите, на потолке изображено небо - россыпь звезд на синем фоне. А это картина Климта Такая-то. Видите, здесь россыпь золотых точек, похожих на звезды, на фоне, цвет которого можно считать синим. Поэтому Климт был подвержен влиянию живописи церкви Такой-то в Константинополе. Что и требовалось доказать!" Мне это все казалось чудовищным. А классной даме, напротив, нравилось. Она одобрительно кивала и говорила "Молодец, девочка".

Окончательный коллапс наших отношений приближался с неумолимостью старости. И вот настал мой черед заявить даме о выбранной теме семинарной работы. Я решительно отмел идеи вроде "Влияние Стоунхеджа на Эгона Шилле" и, пытаясь сохранить хоть какой-то интерес к гибнущему на моих глазах курсу, сказал даме:

- Я бы хотел исследовать работы художников Вены в контексте творчества и идей Захер-Мазоха. Провести, так сказать, параллели.

- В контексте чьих идей? - переспросила дама, и в ее глазах зажегся огонек непонимания.

- Захер-Мазоха, - повторил я, решив, что дама просто не расслышала, хотя расстояние между нами в некоторых консервативных обществах считалось бы неприличным.

- Кто это? - спросила она.

Я уронил подбородок на пол. Стукнуло так, что эхо пронеслось по всему университету. Огонь непонимания в ее очах разгорелся сильнее, и в нем уже начали мелькать искорки неприязни.

- Кто такой Захер-Мазох? - ошеломленно переспросил я. - Вы это серьезно?

Ох, язык мой - враг мой. Но разве я мог уследить за ним в момент такого глубокого шока.

Мое сознание сотрясли две ужасные догадки. Первая: профессор искусствоведения, преподающий в университете курс "Искусство Вены конца 19-го века" - не знает, кто такой Захер-Мазох! От этой догадки сознание чуть не впало в кому. А вторая догадка: своим шоком я дал понять даме, что в ее положении не знать, кто такой Захер-Мазох - совершенно недопутимая роскошь. Внутренним зрением я увидел стремительно несущееся в бездну нечто - это была моя оценка за курс.

Я стоял перед дамой, как Гарри Поттер перед Амбридж. Как Северин перед Вандой. Как самец "черной вдовы" перед ее же самкой за секунду до совокупления.

- "Венера в мехах", - проговорил я безнадежно, опустив взгляд на ее сапоги, чтобы не видеть пожар ненависти в ее глазах. - Ну... Мазохизм...

- Про мазохизм, пожалуй, можно, - внезапно смилостивилась дама. - Об этом и Фрейд писал.

О, старина Фрейд! Чтобы я делал, если бы не твой авторитет среди профессоров искусствоведения!

- Ладно, пиши. Цитируй Фрейда. А этого... как его...

- Захер-Мазоха, мадам, - все еще не решаясь поднять глаз, вымолвил я.

- Да, его лучше не надо. Следует основывать выводы на известных людях, а не на ком попало.

Увы, мне пришлось нарушить это повеление. Потому что писать о мазохизме, не упоминая Мазоха, это все равно, что писать о ленинизме, не упоминая Ленина. За работу я получил минимальный проходной балл, хотя ожидал, что дама меня срежет. Но, видимо, она не захотела связываться с аппеляцией, имея дело с темой, в которой она разбирается явно хуже студента. Меня это устраивало, так как я уже окончательно утвердился во мнении, что искусствоведение - это лженаука.
Марио

Я все ждал, когда случится нечто подобное

Журналисты попросили доктора Катю Шнейдер, директора Государственного музея искусств Морицбурга ответить на вопрос, кто является автором принесенной ей картины. Недолго думая искусствовед заявила, что техника и цветовая гамма очень похожа на работы лауреата всевозможных конкурсов Эрнста Вильгельма Нея. На самом деле картина была нарисована шимпанзе по имени Банджи из местного зоопарка.

http://mignews.com/news/culture/world/291205_202114_99111.html

После того, как журналисты газеты Bild открыли фрау Шнейдер имя и личность истиного автора картины, искусствовед попыталась "выкрутиться" – "я обратила внимание, что картина написана несколько небрежно", – заявила она.

Что "творцы", что "эксперты"... Гы. :)
Марио

Шедевр нашего времени

Героем нашего рассказа станет скульптор, который задумал создать шедевр. Но своих идей для шедевра у него не было, поэтому он решил немного позаимствовать у предшественников. Если отколупать по кусочку от нескольких шедевров, то из осколков вполне можно будет составить собственный, - рассудил он.
Первым делом скульптор вытесал из камня женщину. Оглядел ее критическим взглядом и обманывать себя не стал - от шедевра она была еще дальше, чем в свою бытность камнем. Это обстоятельство ни капельки не смутило нашего героя. Он нарек скульптуру Чувихой и принялся вносить в нее элементы заимствованной шедевральности.
Для начала он отломал Чувихе руки, придав ей таким образом некоторое, - прямо скажем, весьма отдаленное, - сходство с Венерой Милосской. В качестве второго штриха скульптор завязал Чувихины глаза черной повязкой, благодаря чему она стала немного напоминать Фемиду. Но Фемиде полагались весы и меч, а девать их было некуда - рук-то у Венеры уже не было!
Фигня! - усмехнулся скульптор и снес Чувихе голову. Чувиха слегка стала Никой Самофракийской.
На скульптора снизошло нечто вроде вдохновения, и в порыве этого нечта он лишил Чувиху ног, придавая ей характерные особенности Русалочки. Потом он вспомнил, что у Русалочки ноги вообще-то есть, но было поздно. Тогда он убедил себя, что без нижних конечностей Чувиха стала еще более русалочной, чем сама Русалочка.
Скульптор оглядел Чувиху с ног до головы (образно говоря, разумеется) и остался доволен. Полученную тушку он смело выставил на всеобщее обозрение, заявив о ней как о комплексном шедевре, созданном его комплексным гением.
"Чувиха, - писали критики, - сочетающая в себе отсутствующие элементы величайших произведений прошлого, является подлинным и абсолютным шедевром".
Скульптора показали по все телеканалам. А через год о Чувихе уже никто не помнил.