Фред Адра (fred_adra) wrote,
Фред Адра
fred_adra

Categories:
  • Music:

Жертвы требуют искусства

Главные воспоминания о моем студенчестве это вовсе не учеба. И даже не развратные ночные пирушки, кои, как известно, положены студентам по статусу. Нет, главные воспоминания - о бесконечных поисках подработки, которая упорно не желала находиться. Можно сказать, что мы с работой играли в прятки, и она меня обыгрывала.
Однажды я забрел в некое бюро по трудоустройству и без особой надежды поздоровался с некрасивой девушкой за столиком. Девушка вгляделась в мое обесцвеченное скучным однообразным питанием лицо и поставила безошибочный диагноз:
- Студент.
Как правило, после этого утверждения мои отношения с работниками служб трудоустройства заканчивались. Я уже собрался извиниться и попрощаться, как услышал:
- Есть работа.
Это было настолько непривычно и неожиданно, что я не успел притормозить, и поэтому извинился и попрощался. Служащая удивилась:
- Разве вам не нужна работа?
- Нужна.
- Ну вот. Есть работа для студента.
В этот момент у меня изменились вкусы и я увидел, что сидящая передо мной девушка прекрасна.
- Какая работа? - задал я совершенно бессмысленный в моем нищенском положении вопрос.
- Вам придется сняться в кино, - ответила богиня трудоустройства.
Придется! Нет, как вам это нравится? Мне придется воплотить мечту детства. Бедняга.
Немотивированная эйфория, видимо, была написана у меня на лице, потому что ангел поспешил вернуть меня на неуютную землю:
- Речь идет о телесериале. Вы должны сняться в эпизодах.
Ладно, пускай в эпизодах, мы не гордые.
Девушка добавила:
- Это одноразовая работа.
При этих словах мне представился шприц. И не зря...


Следующим утром я прибыл в больницу "Адаса", где должны были проходить съемки. Приперся в полвосьмого, за полчаса до назначенного часа - настолько боялся, что все начнется, а меня на месте не будет, и съемки окажутся под угрозой срыва.
Кроме меня явились еще два одноразовых актера: такой же, как я, студент и жилистый дедуля с озорным взглядом. Мы с другим студентом сохраняли гордый и независимый вид, а дедуля нетерпеливо подпрыгивал. Он готов был немедленно в кадр.
В восемь часов никаких признаков съемочной группы не наметилось. К девяти мы стали нервничать. В десять прикатили телевизионщики. Из автобуса выпрыгнул паренек в кепке и сразу бросился к нам.
- Вы из бюро! - радостно догадался он.
Мы с другим студентом кивнули, а дедуля, не знавший иврит, спросил у меня:
- Что нужно этому пидору?
- Ему нужны мы, - ответил я.
- Я ассистент режиссера, - просветил нас паренек. - Хорошо, что вы вовремя пришли!
- Да, - сказали мы с осторожной злостью. - Хорошо, что мы вовремя пришли.
- Отлично! Никуда не отходите, скоро будем снимать!
- Может, нам пока следует поработать над своими образами? - поинтересовался я, проявляя здоровую инициативу и энтузиазм.
- Что? - ответил паренек.
- Над ролями, - уточнил я.
- А! Конечно! Поработайте!
- Тогда вы, наверное, дадите нам текст? - не унимался я.
- Текст? - не понял ассистент.
- Что нужно этому пидору? - спросил дедуля у другого студента.
- Он ассистент режиссера, - ответил другой студент.
- Да, текст, - сказал я. - Дадите?
- Нет. Вам не нужен текст.
- Почему? Это немой фильм?
- Не немой. Но текст вам не нужен.
- Тогда как же нам работать над ролями?
- А, это... Просто походите туда-сюда. Извините, у меня нет времени. - Он испарился.
Спустя два часа телевизионщики установили аппаратуру. Через три - включили камеры. Я выловил ассистента и заявил, что мы готовы.
- Класс! - обрадовался тот. - Никуда не уходите!
Он исчез. Прошел час. Дедуле стало скучно. Он попытался со мной и с другим студентом побоксировать, но мы эту шалость не поддержали. Тогда дедуля скис.
- Мне надоело, - заныл он. - Почему меня не снимают?
- Какая разница? - философски изрек другой студент. - Денежки капают, и ладно. Платят-то по часам.
Еще через час я понял, что не взять с собой чтиво было самым опрометчивым поступком в моей жизни. Я начал чувствовать каждый капающий мне в карман шекель. Нет ничего кошмарней бесконечной череды бесконечных минут.
Между тем телевизионщики сняли пару сцен, но без нас.
В три часа дня к нам наконец подскочил ассистент.
- С маслинами или с грибами? - спросил он.
Не будучи уверенным, что понял его правильно, я решил уточнить:
- Роль?
Ассистент задумался. Потом ответил:
- Пицца.
При слове "пицца" я забыл о всех ролях на свете. Я очень люблю пиццу, но у нее есть один существенный недостаток: она стоит денег. Поэтому я почти никогда не ел пиццу, зато почти всегда ел рис. Он тоже стоит денег, но до пиццы ему далеко. Дешевле риса, наверное, вообще ничего не бывает. За студенческие годы я слопал его столько, что удивительно, как это я не заговорил по-китайски.
Пицца несколько примирила меня с тоскливой реальностью. Я съел четыре треугольника - два на сейчас и два на потом, - после чего задремал.
Из небытия меня выдернул разгневанный голос дедули.
- Бляди! - сообщил он, и у меня не было никаких сомнений, кого именно он имеет в виду. - С меня довольно! Я ухожу!
Мы попытались втолковать ему, что его доход совершенно не зависит от того, кривляется он перед камерой или нет. Но дедуля не внял.
- Мне скучно! Эти пидоры меня не снимают, вы со мной не боксируете. Я ухожу!
И ушел.
Через пару минут прискакал ассистент.
- Где дед?
- Ушел, - ответили мы.
- Как ушел? А кто же будет при смерти?!
Мы с другим студентом переглянулись.
- Давайте я буду при смерти, - предложил другой студент. - Мне даже стараться не придется.
- Вы не можете! Вы молодой! - возразил ассистент. - Черт, нам срочно нужен умирающий!
Перед тем, как убежать на поиски умирающего, он крикнул мне:
- Готовьтесь, вы будете медбратом!
Я воспрял духом. Мне показалось, что я всегда хотел сыграть медбрата. Такая роль наверняка не каждому по зубам.
Я подошел к висящему в коридоре зеркалу и вгляделся. Повернулся и так и эдак... Нет, я определенно не походил на медбрата. Таких лохматых медбратьев в природе не бывает. Если они когда-то и существовали, то вымерли в результате естественного отбора.
Я взял себя в руки и попытался сделать медбратовское выражение лица. Результат мог потянуть на маньяка-убийцу. На медбрата не мог. Похоже, это не мое амплуа.
Вернулся ассистент.
- Ура, мы нашли того, кто будет умирать!
Он притянул мне белый халат. Я напялил его, снова глянул в зеркало и увидел в нем крушение последней надежды хоть как-то сойти за медбрата.
Но телевизионщиков это совершенно не волновало. Наверное, их вводил в заблуждение белый халат.
Ассистент подвел меня к тележке, на которой лежал умирающий доброволец. Подошел режиссер и я приготовился к подробным указаниям, что мне делать, как двигаться и вообще.
- Вы должны толкать тележку, - сказал режиссер и посмотрел мне в лицо, чтобы убедиться в том, что я понял стоящую передо мной задачу.
- Да, - сказал я. Режиссер удовлетворенно кивнул и отошел.
- Приготовились... Съемка!
Я толкнул тележку и пошел. Попытки двигаться в стиле медбрата закончились тем, что мои ноги заплелись, я споткнулся о самого себя и чуть не упал. Придется делать еще дубль, подумал я. Но ошибся. В отличие от меня, режиссера все устраивало. Я понял, что в этом сериале делать больше одного дубля не принято.
- Стоп! Снято!
Не берусь утверждать наверняка, но, по-моему, за время исполнения мною роли медбрата умирающему стало хуже.
- Никуда не уходите, - предупредил меня ассистент. - Скоро еще сцена.
Вновь потянулись часы. За окнами стемнело. Организм переварил сегодняшнюю порцию пиццы и взялся за завтрашнюю. Захотелось спать.
Наконец перед нами замаячил ассистент.
- Что нужно этому пидору? - недобро спросил другой студент.
- Вставайте, будем снимать! - объявил ассистент.
Мы с другим студентом облачились в белые халаты и пошли вслед за ассистентом в палату.
В палате лежали больные. Самые настоящие - подключенные трубочками ко всяким пикающим механизмам. На одной кровати лежал не больной, а актер, напротив стояла камера. Актер закатывал глаза. Так он играл больного. Подозреваю, это режиссер объяснил ему, что больные - это люди, которые закатывают глаза. Мне было по фиг. Я уж точно этот сериал смотреть не собирался. Я уже нагляделся на него изнутри.
Нас с другим студентом расставили по бокам кровати. Мне дали кислородную маску и велели держать ее на лице актера. Другому студенту тоже дали кислородную маску, но ничего не велели, поэтому он просто уныло мял ее в руках.
- Вы должны смотреть на больного, - сказал режиссер. - Смотрите на него, как... как... - Тут его осенило. - Как медбратья!
Мы посмотрели на актера и, думаю, что выглядели, как гестаповцы, пытающие партизана.
- Стоп! Снято!
Надо же, а я и не заметил, что они уже снимали.
Нас снова прогнали в коридор. Через пару часов пришел ассистент и объявил, что мы свободны, спасибо. Я быстренько произвел в уме нехитрые вычисления: я провел на съемках четырнадцать часов, из них меня реально снимали две с половиной минуты.
Я вышел из больницы, карман мне грел чек на астрономическую сумму. Шекелей сто пятьдесят, не меньше. Мне казалось, что на эти деньги я буду жить несколько лет. Потому что, знаете, сколько риса на них можно купить?
Tags: миниатюры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →