Фред Адра (fred_adra) wrote,
Фред Адра
fred_adra

Category:

Мемуары Муми-Фреда. Последний мемуар

Предыдущие мемуары:
Первый (До и после аккордов)
Второй (Кара-Кум)
Третий (О первой группе, Афгане и уникальных музыкантах)
Четвертый (О первом концерте, о тайнах, погонях и невероятных явлениях)

Но вот хозяин гасит свечи,
Кончен бал и кончен вечер

А. Макаревич

Резкий Контраст не всегда оставался квартетом (или, вернее, трио). Его состав расширялся. Сначала к группе присоединился скрипач Петя, от чего мы временами стали звучать не как начинающая рок-группа, а как начинающий симфонический оркестр.

Но Петя не играл с нами постоянно, потому что учился в консерватории и много занимался. К тому же он нас, дилетантов, стеснялся. Мы тоже стеснялись его, профессионала. Ведь мы же были любительской группой! А время тогда было суровое и перестроечное - профессионализм в роке считался чем-то вроде государственной измены. Но к этой теме я вернусь позже.

Другим пополнением в нашем резком и конрастном коллективе оказался соло-гитарист Важа. Сначала он был принят на правах ритм-гитариста, потому что роль соло-гитариста я отвел себе любимому. Однако Важа такими темпами обучался технике исполнения, что очень быстро наши роли поменялись.

Важа вообще очень серьезно подошел к вопросу. Он купил электрическую гитару и часами подыгрывал всяким Блэкморам и Гилморам. И так в этом деле поднаторел, что порой становилось непонятно, кто кому подыгрывает. Техника игры стала безусловным Важиным плюсом.

Минусом же являлось его отношение к паузам. Паузы Важа не просто презирал. Он считал их выдумкой Сатаны и верным способом погубить любую песню. Бессмысленно было убеждать его, что во время куплета запил на соло-гитаре неуместен. "Может, это куплет не уместен во время запила?" – сомнамбулически спрашивал взгляд Важи, пока его пальцы носились по струнам в автономном режиме.

- Важа! - настаивали мы.

"Где?" - вопрошал его блуждающий в иных мирах взгляд, и мы сдавались.

Время шло. Близилась развязка. Петя с головой окунулся в свои консерваторские дела. Яша уехал в Москву, насовсем. У оставшихся вовсю менялись вкусы, причем, в разные стороны. Группа то распадалась, то собиралась вновь. Стало ясно, что конец Резкого Контраста не за горами.

Однажды собрались мы вчетвером - я, Владик, Важа и шипящий чемодан, - и вдруг ощутили такой прилив сил и энергии (возможно, оттого, что чувствовали: группе осталось недолго), что взяли и записали целую сторону девяностоминутной кассеты. Важа настолько воодушевился, что даже выдал на своей гитаре несколько сногсшибательных пауз. А я так разошелся, что прямо на месте сочинил еще одну песню. Мы ее тут же аранжировали и записали. Песня называлась "Дорога к храму" и являла собой вопиющий пример мэйнстрима.

Как я уже отметил, время было самое что ни на есть перестроечное. Подпольный рок вышел на поверхность и изо всех сил старался усидеть одновременно на двух стульях - греметь на всю страну по радио и телевидению, при этом сохраняя за собой статус "подпольного". Слово "неформальный" стало синонимом слова "модный". Теле- и радиоэфир заполонили свежеиспеченные группы, которые в нормальное время ни один здравомыслящий человек слушать не стал бы, ибо они представляли собой не столько музыкальное явление, сколько продукт смутного переходного времени. Времени, надо заметить, совершенно удивительного - когда можно прослыть храбрецом и борцом с режимом, ничем при этом не рискуя. Достаточно принять гордый вид и спеть что-нибудь актуальненькое про то, какие хреновые были у страны последние семьдесят лет. Про то, как нас обманули, и про то, что перемены уже настают, и солнышко вот-вот выйдет из-за туч и всем покажет, что такое эра всеобщего счастья, духовного очищения и материального процветания.

Ну а мы что, рыжие? Мы тоже метим в герои! Мы тоже только что посмотрели "Покаяние"!

Так и родилась песня "Дорога к храму". Хорошая песня, жесткая. Хард-рок. С актуальным текстом, вспоминать который сейчас жутко. Но тогда нам нравилось. Мы чувствовали себя такими смелыми, такими свободами на баррикадах... Разве что сиську никто оголять не стал. Ну не те у нас сиськи. Подумаешь... Мы и так круты, без сисек. Ведь мы поем такую смелую антитоталитарную песню!

Это действительно была последняя запись Резкого Контраста. Владик вскоре переехал в другой район (я, правда, регулярно к нему наведывался, чтобы помузицировать и чего-нибудь записать). Важа связался с профессиональными, под стать ему самому, музыкантами с серьезными амбициями и стремлением пробиться на настоящую эстраду. Я стал поглядывать в сторону исторической родины. И Резкого Контраста не стало...

Однако я продолжал писать песни. Перед тем, как уехать в Израиль, я записал друзьям на память два кассетных альбома - по стороне на каждый. Мне помогли в этом скрипач Петя, институтский однокурсник Ираклий, взявший на себя функции звукорежиссера, и практически случайный знакомый по имени Рати, которого сосватал мне кто-то из друзей именно для этой записи.

Рати был романтик и фанат Битлз и Жана-Мишеля Жарра. Рати великолепно играл на фортепиано в духе ретро и на банджо в стиле "кантри". Но прежде всего Рати был художник. Одна из стен его комнаты была полностью разрисована под лунную поверхность, над которой, разгоняя космическую мглу, встает солнце. Стену-картину венчала надпись "HERE COMES THE SUN".

Я настолько впечатлился, что через много лет, в слегка измененном виде, перенес эту стену в дом Лиса Улисса:

Одна стена была расписана масляными красками под лунную поверхность, над которой восходила Земля.

Рати от души и абсолютно безвозмездно помог мне записать альбомы, после чего исчез, и больше я его никогда не видел...

Альбомы назывались "Оловянная империя" и "Шесть порванных струн". Я написал эти названия на корешке кассеты и перед отъездом в Израиль подарил ее друзьям. А они уже стали переписывать ее друг другу сами.

Но история на этом не кончается. Через несколько лет в одной иерусалимской библиотеке мне попала в руки книжка, посвященная развитию русского рока в различных регионах бывшего СССР. В ней говорилось, что в Грузии, по большому счету, русский рок замечен не был. Исключение составляет лишь группа под названием "Оловянная империя", но о ней практически ничего неизвестно.

Вот так, совершенно случайно, я стал автором мифа о никогда несуществовавшей, единственной замеченной исследователями, русской группе в Грузии.

Ну а в Израиле мое увлечение музыкой расцвело буйным цветом. Перегрин Крол. Троллинг Стоунз. Dead Mystic. Злые Куклы.

Но это уже совсем другая история...

К О Н Е Ц
Tags: мемуары, миниатюры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments