Фред Адра (fred_adra) wrote,
Фред Адра
fred_adra

Category:

Мемуары Муми-Фреда. О первом концерте, о тайнах, погонях и невероятных явлениях

Предыдущие мемуары:
Первый (До и после аккордов)
Второй (Кара-Кум)
Третий (О первой группе, Афгане и уникальных музыкантах)

Как вы яхту назовете,
Так она и поплывет

Капитан Врунгель

Когда мы с Владиком, Яшей и шипящей драм-машиной величиной с чемодан собрали рок-группу, мне уже было пятнадцать. Как раз тогда я и начал вовсю сочинять песни. Но об этом позже. Сначала о названии группы.

Мы придумали название, резко контрастирующее со всеми остальными названиями. То есть так и назвались - Резкий Контраст. Нам казалось, что это классное название. Есть в нем что-то резкое, что-то контрастное. И вообще, группа, у которой есть имя, уже одним этим в тыщу раз круче группы безымянной. Мы сильно выросли в собственных глазах, и, кажется, Яша на радостях даже стал бумкать на бас-гитаре еще четче и ритмичней. Особенно на третьей струне.

Итак, я начал сочинять первые полноценные песни. Полноценными я их называю потому, что в них наконец и тексты, и музыка были моими, а также по причине того, что их было не стыдно исполнять публично. То есть это тогда было не стыдно. Сегодня я скорее вставлю в нос серьгу и вытатуирую на лбу "превед", чем признаюсь в авторстве какого-нибудь текста из репертуара Резкого Контраста.

Увы, тексты были и остаются моей основной головной болью. Но если сейчас эта боль проявляется приступами, то в пятнадцать лет я мучился беспрерывной мигренью.

Первая моя песня называлась "Прометей". В ней выражалось свойственное подростку недовольство окружающим миром, который никак не в состоянии проявить к нам сочувствие и понимание. Вторая песня называлась "Стены", и в ней выражалось недовольство окружающим миром, который никак не в состоянии проявить к нам сочувствие и понимание. Полагаю, о чем пелось в третьей и четвертой песнях, вы в состоянии догадаться сами.

Зато в пятой песне пелось о космосе, инопланетных кораблях и поисках братьев по разуму. И неудивительно, ибо об этом пелось в каждой пятой моей песне. Ну не все же время гневаться по поводу черствости мироздания, правда?

Мои бунтарско-космические опусы разбавлялись Владиком, сочинявшим исключительно любовную лирику. Я тоже как-то попробовал сотворить песню про любовь, но результат вышел настолько чудовищным, что немедленно после этого я написал внеочередную порцию композиций о гнусном мире и таинственных пришельцах. Только после этого мне полегчало.

Кстати, в отличие от текстов, музыка в моих ранних песнях была вовсе не плоха. А с чего это ей быть плохой, если я усиленно подражал Pink Floyd, Rainbow и многим другим достойным коллективам! Главное для юного композитора - правильно выбрать пример для подражания. Не так ли, мои дорогие юные композиторы?

Обезьянничество, между тем, не ограничивалось только музыкой. Слушая записи динозавров рока, мы жутко балдели от звуковых эффектов. О как услаждали наш слух вкрапленные в музыкальные композиции лязг колес, визг тормозов, хрипы радио, рокот стартующей ракеты, искаженные телефоном голоса и прочие бумцы, хрыхки и шхашхы!

Мы, разумеется, решили, что наши магнитофонные записи обязаны соответствовать мировым стандартам и с воодушевлением взялись за создание звуковых сценок. По возможности, страшных.

Ну, например. Владик выходил в подъезд и звонил в дверь. Из самого дальнего угла квартиры, усердно топая и шаркая, Яша шел открывать. За ним, затаив дыхание, двигался я с магнитофоном в руках. Яша подходил к двери и вопрошал "Кто там?". В ответ раздавался демонический возглас: "Резкий контраст!". "Ах!" - восклицал Яша, демонстрируя, насколько он шокирован и напуган. Ну вот, а затем, по замыслу, на кассете должна была зазвучать песня. Все равно какая.

А теперь о главном.

Период существования Резкого Контраста в составе Владик-Яша-я-шипящий чемодан ознаменовался воистину мистической историей.

Мама Владика работала учительницей музыки в некоем блатном детском садике для детей военнослужащих. Этому почтенному заведению исполнялось сколько-то лет, по поводу чего должно было состояться юбилейное пиршество с участием выпускников садика всех возрастов и званий. Разумеется, планировалась и культурная программа, куда Владикина мама вписала и молодой талантливый вокально-инструментальный ансамбль Резкий Контраст.

Это должно было быть наше первое публичное выступление, поэтому мы очень нервничали. Массовое волнение в стане Резкого Контраста спровоцировало изобилие лажи на репетициях. Особенно тяжело пришлось шипящему чемодану. Видимо, у него нервишки совсем никуда не годились. И тогда Владик предложил устроить репетицию прямо в садике. Так сказать в условиях, максимально приближенных к боевым. Чтобы попривыкнуть и вообще.

Идея была толковая и мы с Яшей немедленно согласились. Мнение шипящего чемодана никого не интересовало, так что предложение было принято единогласно.

Однако детализация плана привела нас с Яшей в замешательство. По замыслу Владика репетировать мы должны были ночью, поскольку днем это невозможно, ибо садик - детский.

- Я все продумал, - тоном все продумавшего человека сообщил клавишник Резкого Контраста. - Утром мы перетащим в садик инструменты и уйдем. А в одиннадцать вечера вы придете и я вам открою.

Владик внимательно прочитал сомнение на Яшином лице и добавил:

- С дирекцией я договорюсь.

Прочитав в моих глазах второй том сомнений, он с упреком воскликнул:

- Ребята, ну вы же знаете, когда я что-то планирую, то всегда делаю!

Мы знали это. Если Владик что-то планировал, то всегда делал. Когда в реальности, когда в фантазиях, но - всегда.

И мы согласились.

Ровно без четверти одиннадцать вечера две подозрительные тени перелезли через забор "блатного" детского сада.

- Только тихо, - сказала моим голосом одна из теней. Вторая тень кивнула головой Яши.

Мы осмотрелись.

Территория детского сада была большой и неосвещенной. Перед нами возвышалось главное здание. Не светилось ни одно окно. Нас окружала зловещая темнота.

- Фред... - тихо произнес Яша. - Тебе тоже кажется, что Владика здесь нет?

Да, мне так казалось. Здание определенно походило на место, в котором нет Владика. Даже более того, мне казалось, что здесь никого не было по меньшей мере лет пятьдесят. Садик производил впечатление давно заброшенной планеты, солнце которой погасло навсегда. В этом было столько космического трагизма, что я решил, когда выберусь, написать песню. О том, как в один гнусный мир прилетают пришельцы из далекой галактики и находят лишь тьму и руины. После чего умирают от тоски. А мир вокруг их зеленых инопланетных трупов остается таким же равнодушным, как и прежде...

Надежда, как известно, умирает последней. Поэтому мы допустили, что, возможно, Владик здесь, но он затаился в темноте, чтобы соблюсти конспирацию. А понадобилось это потому, что с дирекцией договориться не удалось и репетиция наша будет иметь характер подполья и диссидентства.

Мы обошли здание и оказались перед центральным входом, у стеклянной двери. Темнота за стеклом смотрела на нас с плохо скрываемой угрозой.

Мы нерешительно толкнули дверь. Она поддалась. Это внушало оптимизм. Так, может, Владик действительно здесь!

- Владик... - кинули мы робкий клич в тьму коридора. В глубине его вспыхнул яркий свет и возник огромный силуэт, принадлежащий явно не Владику. Первой моей мыслью было, что это демон из преисподней - он явился, чтобы наказать нас за вторжение в адский детский садик.

- Стой, стрелять буду! - с сильным грузинским акцентом выкрикнул демон, чем немедленно обратил нас в бегство.

Только вот беда: поддавшись панике, мы с Яшей понеслись не в ту сторону, откуда явились, а в противоположную, к тупику, который поджидал нас за углом! Там тоже был забор, но он утопал в колючих кустах и не менее колючих деревьях - через него так просто не перемахнешь.

Добросовестный сторож, разумеется, помчался за нами следом. И не писать бы мне сейчас эти строки, если бы тут не произошло то самое необъяснимое и мистическое событие, которое я анонсировал в начале сего рассказа.

Здесь необходимо заметить, что стена здания представляла из себя череду выступов и ниш. Вот как-то так:

|__
__|
|__
__|
|

Повернув за угол и осознав, что оказались в западне, мы с Яшей остановились и затравленно посмотрели друг другу в глаза. И тут, - возможно, в результате стресса, - у нас у обоих на мгновение открылись телепатические способности! Во взглядах друг друга мы отчетливо увидели, что надо делать! Весь этот телепатический сеанс занял не более секунды.

Не произнеся ни слова, мы бросились в ближайшую нишу. Яша опустился на четвереньки, запрокинул голову назад и широко открыл рот. Я встал сбоку, приблизив кулаки к лицу друга. И мы застыли, подобно каменным изваяниям, изображая известную скульптурную композицию "Самсон, разрывающий пасть льву".

С громким пыхтением и угрозами из-за угла вылетел адский сторож и... промчался мимо нас! Не теряя ни секунды, забыв о смертельной вражде, Самсон и лев ожили и кинулись в обратную сторону, навстречу свободе. Перемахнули через забор и были таковы.

А Владик, как потом выяснилось, не сумел договориться с дирекцией, но забыл нас предупредить. Мы же пребывали под таким глубоким впечатлением от пережитого приключения и особенно от его телепатической части, что не стали на него сердиться.

Концерт мы в итоге отыграли неплохо. Нас даже не прогнали.


Продолжение следует
Tags: мемуары, миниатюры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments